Пасхальный заяц, кто ты?

Сейчас очень много говорят о самоидентификации русского человека. После «Прямой линии» российского президента В.В. Путина 17 апреля, который, заканчивая свое общение с гражданами страны, открыл свое видение на то, кем же является русский человек, тем самым спровоцировав взрыв, бум, а также интенсивное бурление в умах продвинутых сограждан. Так сегодня на канале «Россия 1» в передаче «Воскресный вечер с В. Соловьевым» представители интеллигенции в течение долгого времени остервенело спорили о новой метафоре «русский мир», о всплеске «русской идеи»… И причины понятны, одна из них — гордость за Крым, другая — опасность в связи с Крымом и как следствие сплоченность русского народа.

Прекрасные эмоции, художественные декламации, новое самоощущение — всего много, и этот подъем вдохновляет …на что? Одна из мыслей, которая прозвучала в устах тех же представителей культурной элиты такова, что вовремя следует направить этот поток патриотизма, сплоченности, подъема народного духа в нужное русло. И здесь в моей памяти всплывает образ зайца, пасхального зайца. Это с моей стороны ложка дегтя, которая, как я понимаю, не единственная, если копать и анализировать современные культурные тенденции нашего общества. Но все-таки пасхальный заяц последнюю неделю преследует меня навязчивой мыслью, которая желает излиться черными, перемазанными в дегте буквами текста статьи.

Лично для меня явление пасхального зайца в контексте русской православной традиции — неприятное открытие. И не потому, что милый заяц, который несет красочные пасхальные яйца в гнезде, — зло. Отнюдь, мое воображение всегда готово расшириться и до более абсурдных и удивительных решений в плане человеческого творчества. Да и к католикам, как и к другим конфессиям, я отношусь со спокойным уважением. Но когда главный праздник русского Православия вдруг искажается в своих символах, атрибутах, традициях, которые веками выражали суть понимания Христианской идеи, на чем и строилась культура и жизнь русского общества, возникает вопрос: как так случилось, что на данный момент мы не можем сберечь наиважнейшие концепты нашей культуры.

Ведь этот заяц -американец. В 18 веке немцы, переселившиеся в США, привезли с собою этот пасхальный символ, и он был воспринят и адаптирован в Америке. Именно Западная Европа в своей католической традиции рядом с пасхальными яйцами сажает зайца (кролика), того, кто эти яйца и снес. Сам зверек символизирует обилие и плодородие, восходя в формировании образа к языческим древнегерманским традициям. Одно из тевтонских божеств Эостра, или Остара, являлось богиней весны и плодородия. Празднования в её честь проходили в день весеннего равноденствия. Спутником Эостры и был заяц (кролик) — существо чрезвычайно быстрое и плодовитое.

На дворе 2014 год. У нас — долгожданный светлый праздник Пасхи после тяжелого Великого Поста. А на прилавках российских магазинов, кондитерских, кафе стоят и ждут своего покупателя шоколадные и марципановые зайцы-кролики. Дети в школах по заданию учителя в начальных классах рисуют к Пасхе зайца с кучкой снесенных им яиц. Русскоязычный интернет-пользователь набирает в качестве поисковых фраз: как сшить/связать/испечь пасхального зайца…Как мы себе объясняем явление этого животного на Пасху, а самое главное, как детям объяснить появившуюся мультяшную фигурку в этот день Воскрешения Иисуса Христа из мертвых? Подозреваю, что никто никакими экскурсами в историю христианской религии себя не утруждает. Главный праздник на Руси с давних пор постепенно превращается в плоскую, без истории и строгой ясности, забаву.

И возвращаясь к вопросу о самоидентификации. Есть в русской натуре один недостаток — некоторая неаккуратность в мелочах, деталях, которая зачастую и ставит все с ног на голову… таковы в действии боевые кролики.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *